daniil_andrev (daniil_andrev) wrote,
daniil_andrev
daniil_andrev

Category:

Откровение американского пастора о Православии


   4 октября 2012 г., в четверг, 5 миссионеров Движения пророка Даниила, а также отец Фома Диц, который также ходит  с нами на миссию, посетили «Тушинскую Евангельскую Церковь» (далее – ТЕЦ) (www.t495.ru). За день до этого некоторые миссионеры ходили в эту же общину, и узнали, что в четверг приезжает пастор из Америки читать лекцию о Православии. Члены общины пригласили наших ребят и разрешили привести друзей. Разумеется, мы не могли упустить такого шанса.

ТЕЦ

Что может американский пастор говорить о Православии? С какой целью приехал сюда? Идя туда, я готовился услышать массу критики в адрес Православной Церкви, заранее обдумывал ответы. Встретившись на м. Сходненская, мы сели на маршрутку и направились к ТЕЦ. Лекция начиналась в 20:00.


    Приблизившись к огромному зданию, над входом которого сиял, подсвечиваемый неоновыми лампами, 4-х конечный крест, и, помолившись, мы вошли внутрь.

ТЕЦ здание


Мы пришли к самому началу. В зале уже собрались люди, примерно 30 – 40 человек. Мы сели в разных точках зала, чтобы, при возможности, пообщаться со слушателями.

Пастора зовут Линн Шаал (Lynn Schaal). Ему 52 года. Около 25 лет назад он организовал (если я ничего не путаю) свою церковь «Amazing Grace Fellowship» (AGF) в штате Айдахо (www.agf.org). Человеком на вид и в общении он оказался приятным. Он говорил на английском, а переводила женщина, член ТЕЦ. К сожалению, переводила в некоторых местах не правильно, с сокращениями, но главные его мысли были понятны.

пастор Лин Шаал

Начав с краткого знакомства, он поведал, что Православием заинтересовался после начала военных действий в Югославии. Начал изучать тогда и изучает до сих пор. Признался, что в Америке редко можно встретить выпускников протестантских богословских школ, знакомых с Православным вероучением. Часто непросвещенные протестанты путают Православие с католицизмом.

   Каждое новое его слово все более и более приводило нас в удивление. То, что мы услышали, было совсем не то, что мы ожидали услышать.

   Начал он с того, что нарисовал на доске фломастером «древо Церкви», сначала просто прямую линию, в основании которой – Пятидесятница, день, в который Церковь была создана. Потом задал залу вопрос: «когда произошла великая схизма?». Обозначил 1054 г. и пририсовал к стеблю ветку (Католическая церковь). После этого задал следующий вопрос: «когда произошла реформация?». Обозначил примерно 1517 г. (день, в который Мартин Лютер прибил к Замковой церкви свои «95 тезисов») и пририсовал к Католической ветки ветвь протестантизма. После этого в весьма комичной форме стал пририсовывать к этой ветви все новые и новые в хаотичном порядке. В какой-то момент даже закрыл глаза и стал имитировать: «О! Бог сказал мне основать эту церковь! А мне Бог повелел основать ту!», продолжая пририсовывать. Таким образом, ветвь протестантизма превратилась в какой-то безобразный куст с множеством веточек. Потом он спросил зал: «на какой из этих веточек находимся мы? Кто-нибудь знает? Ведь сейчас в мире более 30 тысяч различных протестантских деноминаций». Он смеялся, зал же, особенно пастора ТЕЦ, кажется, не знали, как реагировать, но в основном смеялись вместе с ним. Он отошел в сторону, и теперь серьезно взглянув на доску, сказал: «так нас и свою Церковь видят православные. Они упрекают нас в том, что мы постоянно откалываемся и разделяемся. Их же линия Церкви остается несломленной». Картинка действительно выглядела так, как мы обычно изображаем древо Церкви. 

  Но это было только начало. Я не буду пересказывать все досконально, лишь обозначу некоторые темы, которые были им затронуты.

   После этого он стал говорить о предании. «Мы упрекаем православных, что они имеют предание, традиции? Но посмотрите на наши церкви! Моя церковь существует около 25 лет, а у нас уже появились традиции, отличающие нас от других, являющиеся нашей особенностью. У каждой церкви есть свои предания! При этом не все наши традиции основаны на Писании. Где вы в Библии найдете, что нужно собираться на молодежные евангельские кружки? Или тексты песен, которые мы поем?» - говорил он это тоже с юмором.

   Пастора ТЕЦ что-то возразили, но переводчица не успела перевести, а пастор Линн уже продолжал говорить дальше:

   «Именно православные собрали и утвердили канон Библии, благодарим ли мы их за это?». Тут уж пастора ТЕЦ не удержались и возразили, что тогда не было еще разделения на православных, а все «были едины». Однако, пастор, который, по всей видимости, историю Церкви знал весьма хорошо, кажется и не понял этого возражения. Конечно, были православные, он ведь несколькими минутами ранее сказал, что ветвь Православной Церкви никогда не прекращалась со дня Пятидесятницы. «Кстати, знаете ли вы, что Лютер вообще сначала не хотел включать в Библию послание Иакова?» - добавил он.

   Говорил также про принятие Никео-Цареградского Символа Веры.

   После он затронул тему Евхаристии, признавшись, что согласен с православными о понимании Хлеба и Вина как реальном Теле и Крови Христовых. «Ведь так сказано в Евангелии: Сие есть Тело Мое, сие есть Кровь Моя, так мы и должны понимать» - сказал он. 

   Тут пастора, к нашему удивлению, тоже согласились. Однако, вне Православной Церкви нет истинного Тела и истинной Крови Христовых, поэтому такая их вера вне Церкви бессмысленна. Дай им Бог это понять.

   Сказал несколько слов о различном понимании протестантами и православными вопроса спасения, указав на то, что для последних спасение – это процесс всей жизни, а не одиночный акт. Также упомянул об обожении. 

   Я бы охарактеризовал его как честного исследователя. Видно было, что он многое прочел о Православии, неплохо знал наше вероучение и сделал честный анализ. Было заметно смущение сидящих в зале протестантов такой открытости. Вообще это было похоже на какое-то самообличение.

   Скорее всего, как я подумал позже, он говорил так именно из-за того, что в зале присутствовали сами православные. На первом ряду вообще сидел о. Фома в подряснике. Будучи человеком тактичным, пастор Линн, по-видимому, не хотел нас чем-либо обидеть, старался высказываться осторожней. Но в итоге им не было высказано практически ничего против Православной Церкви и вероучения. Возможно, что из-за чрезмерной тактичности он не сказал того, что хотел сказать. Скорее всего он не ожидал, что в зале протестантсокой общины будут находится православные, и ему пришлось придумывать тактику своей лекции на ходу. Может быть и были у него возражения против православия, которые он собирался высказать после похвалы (есть такой прием - сначала сказать все хорошее о предмете, а потом перейти к критике - тогда оппонент понимает, что критика объективна и не на пустом месте), однако, в конечном счете, он ничего плохого не сказал. Единственное, что можно было бы сюда отнести, это его рассуждение на притчу о блудном сыне. Два сына, один старший, другой младший – это, по его мнению (частному), пример Церкви Православной и протестантизма. Старший брат (Православная Церковь) всегда оставалась верным отцу (Богу), младший же брат (протестантизм), вернувшись после блужданий, был тепло принят отцом, но отвергнут старшим братом. Это, как ему казалось, хорошо иллюстрирует отношение Православной Церкви к протестантизму, поскольку мы их не принимаем. Однако эту притчу, разумеется, никак нельзя применить к вопросу отпадения протестантов от Церкви. При всем уважении к пастору, такой взгляд лишь отображает непонимание им сущности Церкви. 

   Далее он затронул вопрос апостольского преемства, напомнив, что православным сложно воспринимать протестантов из-за отсутствия апостольского преемства. 

  «Образ жизни православного христианина мне очень симпатичен. Ритм православного богослужения, суточные, недельные, годичные богослужебные круги очень систематизируют жизнь, делают её целостной».

   «Когда я начал изучать отцов Церкви, это было как глоток новой живой воды. Для нас часто история церкви начинается с Реформации, мы часто не знаем толком, что было до неё, не изучаем творения отцов. Как жертвенна была их жизнь, какая дисциплина! Полезно изучать этот опыт».

   «Православные относятся к спасению более трепетно. В них я вижу больше благоговения, больше страха Божия».

   «В Америке я хорошо знаком с представителями 5 православных юрисдикций. Сейчас Православие – одна из самых быстроразвивающихся деноминаций в Америке. Причем в Православие многие переходят из протестантизма, и это – некий вызов коренным православным. Зачастую, те православные, которые являются таковыми с детства, в силу семейной традиции – номинальные, не ревностные. Те же, кто является новообращенным, пришедшим в Православие сознательно – более ревностен. Перешедшие из протестантизма в Православие лучше знают Библии, более трепетно к ней относятся, часто достигают больших духовных высот».

   Были затронуты и другие темы. Но о чем бы ни говорил, он очень тепло отзывался о Православии. Вообще он, как мне показалось, больше похож не на протестантского пастора, а на либерального православного, поддерживающего «теорию ветвей» (теория о том, что различные христианские деноминации являются частями одного церковного древа, осуждена Архиерейским Собором 2000 г.). С тем, что спасение возможно только в Православной Церкви он был не согласен, считая, что он тоже является членом Церкви, и также может наследовать спасение. 

   После лекции были вопросы. Одна из наших миссионерок вышла к доске, и, задавая вопрос, стерла пальцем начало нарисованной фломастером католической ветви, как бы отделив её от стебля Вселенской Церкви. «Так на самом деле обстоят дела» - сказала она, римская поместная церковь, отделившись от Вселенской, отпала от неё, откололась. И вместе с ней и все протестантские деноминации так же отколоты от Церкви. На каждой Литургии мы молимся о воссоединении Церкви, в том числе и за вас. Мы очень ждем вашего возвращения обратно, и для нас этот день будет днем великого торжества единства» - сказала это с такой искренней любовью и милой улыбкой, что он, кажется, одновременно и опешил, и умилился. 

   Отец Фома, выйдя по приглашению к кафедре, сказал, что для того, чтобы лучше ощутить Православие, нужно углубиться в богослужение Православной Церкви, в её молитвенную жизнь и ритм. 

   Были и еще некоторые вопросы, как со стороны протестантов, так и со стороны православных. 

   Под конец другая наша миссионерка спросила, не было ли у него (пастора Линна) желания, при изучении Православия, стать православным. 

   «Сначала, когда я только начал изучать это вероучение, меня оно страшно раздражало. Со многим я был не согласен. Например, с названием: Единая Святая Соборная и Апостольская Церковь. Как же Единая? А как же я, если я не в Ней? (я так и не понял в итоге, как он разрешил для себя этот вопрос) Многое другое также раздражало. Но примерно через 6 лет (какая выдержка!) я постепенно начал меняться. Чтение отцов Церкви, изучение трудов о Православии меня смягчило, и однажды ночью я резко подскочил и прокричал сквозь сон: «Я Православный!» (вот это вообще какое-то чудо!), напугав жену и весь дом. Изучение Православия многое дало мне, многому научило. На многие вещи я стал смотреть по-другому».

   В конце концов, на вопрос, хотел бы он стать православным, он ответил: «Хоть я и не являюсь православным формально, но…» и тут он улыбнулся. На этом лекция закончилась. 

   Признаться, для меня он остался загадкой, особенно последняя фраза. Почему он, при таком довольно глубоком понимании Православия еще остается протестантом? Что мешает ему присоединиться к Церкви, постаравшись привести в неё еще около тысячи человек своего прихода? Вероятно, некоторые заблуждения, вроде «теории ветвей» или «теории невидимой церкви» (какой вред приносит либеральное богословие! Познав красоту Православия, человек все равно решает остаться вне величественного ковчега Церкви, потому что считает, что и у себя, в какой-нибудь евангельской лодочке-общинке сможет спастись). Одно точно – нужно за него молиться и поддерживать общение (электронный адрес мы у него взяли). 

   На память мы подарили ему бумажную ламинированную иконку Спасителя с Афона, чему он был рад. Сделали это, потому что сочли, что для него она представляет ценность.

   После лекции мы остались общаться с людьми о вере. Пасторы ТЕЦ оказались очень приятными. Нас пригласили посещать альфа-курс по средам, поэтому обязательно нужно будет еще раз придти в гости. 

   Напоследок пастор Андрей, добрейшей души человек, подвез нас до метро в своей вместительной машине, рассказав по пути об истории возникновения их общины. Познакомились также с членом ТЕЦ Сергеем, приятным молодым человеком. 

   Расстались мы на дружественной ноте, надеясь еще раз друг друга увидеть.

***

Просьба помолиться за заблудших: пастора Линна, его жену Доротти, пастора Александра, пастора Дмитрия, пастора Андрея, Сергей, Сергея


Lynn Shaal and Dorette Schaal

Tags: Миссионерское Движение пр. Даниила, миссионерский дневник, протестантизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments